Целеустроение-2 (продолжение)

Зачем развить твое тело? Вот разовьешь, что это тебе даст?

Рома: ***
А: И покой.

Рома: И покой.
А: А покой зачем нужен?

Рома: Чтобы спокойно идти к своей цели.
А: Конечно, так как раз все это только подготовка. А вот когда будет покой? И сейчас у тебя в жизни это неоднократно мелькало. Чем бы ты там занялся? По большому счету, вот когда больше никто не будет мешать. Что бы ты там стал делать? Вот это ты сам себе не веришь и говоришь, потом, потом, потом.
Стал петь. А как он поет? Ну ка вспоминайте, все смотрим на Ромку и думаем, чем же петь так характерно *** и руками машет. А что такое Ромка для нас с вами? А ведь поет, зараза. Я прав, нет?
А зачем ты поешь? Что ты достигнешь с помощью пения? А иначе говоря? Ты же поешь, вот если все остальное внутрь, вспоминайте: естественные желания направлены внутрь. А человеческое, а точнее божественное, направлено куда? А если так? Люди должны это слышать? И не просто должны это слышать, они должны получить свою долю блаженства. Кто через какашки, а кто через пение, кто через наделение людей красотой, но если вы задумаетесь, то вы всегда найдете такую цель в жизни, причем вы постоянно, время от времени, пунктиром стараетесь находить это сейчас, но, под видом того, что, ну вот я капусту шинковала, не надо мне делать лишних комплиментов, как советская женщина принимает комплименты, вы стесняетесь этого самого большого, настоящего желания. Почему? А вот эти массы *** как нельзя себя вести настолько колоссальны вокруг, что они вас задушат, если вы пойдете прямо. И, значит, начать это истинное движение можно только, как следует к нему подготовившись. Когда ты настолько в силе, что тебя уже не остановить, даже доброжелателям, вот теперь следующее задание: напишите, пометьте – что мне мешает в жизни?

Практическое задание:
Первое, лествица: Что мне мешает в жизни достичь своей настоящей цели? То есть у вас сейчас пойдет: Зачем я пришел? Второе: Что мне мешает в жизни? А вы уже это знаете. А вы уже знаете, что вообще-то основные-то помехи внутри, а не вовне. Ну что ему мешало, когда он сейчас работал? Оказывается ничего, кроме вот этих вот внутренних ступоров, да? Значит, помехи внутри меня. А называются они, как? Женечка, ты вот хорошим мальчиком хочет быть сам? Или ты знаешь, кем ты должен быть? Ты до сих пор хороший мальчик, ты воплощаешь этот идеал. А вот Вовик: Эта задача твоя? Нет. Ребята, а теперь, не задумываясь, по хлопочку скажите мне только да и нет: У тебя есть чужие цели? Еще раз, не задумываясь: А на общем фоне, в общем количестве, сколько эти цели составляют процентов? Цифру. Сразу говорю, у кого меньше пятидесяти, тут же на кресение, цифра случайная, из западка. Но вот где-то 85 процентов мы уже посчитали там. Из тех что вы назвали, плюс к ним, посмотрите, вот остальные ваши цели, да? Но, есть ли среди тех, что ваши цели, вот не чужие чужие, такие, что одновременно и ваши и чужие? А этих сколько процентов, плюс к тем сколько назвали? Вот теперь сплюсуйте и посмотрите, у кого-то за сто процентов будет. Теперь еще одну лествицу, мы готовимся к работе по целеустроению. После помех, назовите еще следующую лествицу “Чужие цели у меня”. Перерыв.

Как бы вы ни хотели быстро достичь цели, всё равно вы должны думать о том, как обеспечить своё выживание. Попросту – как прожить, за счёт чего. Ты должен думать и о своём желудке, и о детях, и о родителях, и, может быть, ещё о каких-нибудь иждивенцах, и никуда ты от этого не денешься.
Это жизнеобеспечение, как вы помните, называется мамкой, потому что в идеале оно соответствует тому, как мать является для тебя дополняющей системой жизнеобеспечения.

Вы должны составить лествицу целей, связанных с мамкой.
То есть: для того, чтобы мне обеспечить свою жизнь, что я должен или должна делать делать? Иначе говоря – что входит в моё жизнеобеспечение?
И сразу: первое, второе, третье, четвёртое…
Попробуйте, набросайте хотя бы начало, если вы этого ещё не делали.
Что входит в моё жизнеобеспечение? Что я должен делать, какие цели должен ставить, какие задачи должен решать? Возьмите тот вопрос, который вам удобен, но смысл один: определитесь, из чего состоит ваше жизнеобеспечение.
Например:
– должен кормить детей;
– должен кормить родителей;
– должен зарабатывать деньги на еду;
– должен зарабатывать на одежду, на оплату квартиры, на оплату света, что ещё…
Думайте, думайте, пусть оно течёт из вас.

И всё это является целями. То есть достижение каждого из этих пунктов – цель. Потому что можно сказать так: для жизнеобеспечения мне нужна машина. Нужна машина для жизнеобеспечения? Да. Нужна мебель. Нужны друзья. Нужны соседи, собака нужна. Занавески на окнах. Не просто так, а чтобы никто не видел, что в доме творится. Мы сейчас не будем всё полностью перечислять. Важен сам принцип.

А теперь, когда вы набросали несколько пунктов, запишите вопросы, по которым вы будете с ними разбираться.

Первый вопрос вы теперь задаёте к каждому из перечисленных пунктов, и звучит он примерно так: А это точно моя цель?
Прямо глядите на него и задавайте.
И сразу ставьте – плюс или минус. Если это точно твоя цель, то плюс. А если нет – минус. Ты можешь знать, что это цель не твоя, и при том же знать, что без этого не обойдёшься. Так вот, здесь ваша задача – определить, нет ли лишних целей. А это точно моя цель? А я не в рабстве у этой цели или у чего-то, что мне её ставит? К каждому пункту сразу – плюсы-минусы.
С плюсами вы будете жить. А если будут минусы – с ними надо разбираться.

Второй вопросов может быть таким: Эта цель – не подмена?
То есть звучит, вроде бы, как твоя цель, а поглядишь – она только похожа на настоящую. Найдите настоящее звучание этой цели. Сформулировал цель – тут же посмотри: а это не подмена настоящей цели? Подмененная цель прозвучит похоже, да не так. Они выглядели вашими, а оказались подмененными. Потом поищите, и вы увидите, что это довольно частое явление. Проработайте.
В итоге у вас, естественно, родится новая лествица того, что является вашим жизнеобеспечением.

Туда войдёт и то, что мы называем паразитами. Это такие цели, в которых ты работаешь на другого, на дядю. Это вроде бы цели жизнеобеспечения, да вот направленные не на тебя лично.
Например: понятно, что ты должен зарабатывать достаточно, чтобы прокормить себя и плюс прокормить их. А вот кого «их»? Начинаем разбираться. Условно говорю. И вдруг ты видишь: да, кое–где в целях это явно выскочило, назвалось, но оно явно направлено не на тебя. И нельзя просто сказать: вот, это явно не на меня, я отбрасываю. С такими целями надо разобраться.
Итак, нашлась сейчас такая паразитная цель, направленная не на него? Хоть бы одну обязательно найдите, чтобы с ней поработать. Явно звучит, что это надо сделать, но ты чувствуешь, что это не для тебя. Допустим, цель: к этому новому году обязательно купить ей норковое пальто. Или: а ему неплохо купить денди-приставку к семнадцатому японскому телевизору. Потому что семнадцатый надо купить в отдельную комнату бабушке. Это бред, но этот бред у вас зазвучит тоже.
Найдите что-то такое, где ты чувствуешь: вот, по всем деньгам никак не складывается, твой сын знает, но тем не менее хочет, чтобы купили SEGу, которая 650 стоит. Ну, явно не по деньгам, ну, хоть бы на Денди за 115 согласился… А тебе отказать неловко. Вот, недавно же с ним договаривались о том, что он умный мальчик и понимает, что здесь он должен себя чуть–чуть ограничить, и тут тоже… И он всюду соглашался, был умный, ты столько раз с ним договорился, что он себя придержит – и вдруг неожиданно, в самый такой момент, когда ты уже понял, что исчерпал возможности его ограничить, он тебе залепляет эту SEGу. И знает, гад, что вот теперь ты не откажешь, потому что сколько же можно на разум-то давить, на рассудок. Когда-то нужно же и что-то позволить.
И вот, когда вы это почувствовали, вы задаёте такие вопросы: а почему я это допускаю или позволяю?
Это вопрос.
И ответ, конечно, ищите по двум направлениям. Первое всегда: это западок? Да или нет? А если нет, то второе: а зачем это мне? Что мне это даёт?
Вроде бы ты уже осознал, что неправильно делаешь, однако же постоянно это делаешь… Ну, скажем, для жизнеобеспечения ты не должен ругаться с соседями, потому что маме не нравится беспокойство. А что тебе это даёт? Задаёшь вопрос, и вдруг выясняется, что у тебя, оказывается, есть дополнительная цель: управлять мамой в отместку за то, что она тобой с детства управляла. И вот ты через этот покой и управляешь. Будешь правильно себя вести – я не буду с соседями ссориться. А вот если неправильно – тут же этой вот гадине… псу вот этому, который там гавкает каждое утро без хозяина… как пну! А потом с соседями будем разбираться.
Итак, что тебе это даёт? И в итоге – новая лествица: лествица целей–паразитов. Целей, ради которых тебе нужны паразиты, или тебе самому нужно находиться в рабстве или холопстве. Цели, ради которых тебе необходимы паразиты, оказываются тебе чрезвычайно полезны для достижения каких-то других определённых целей.

Естественно, вы понимаете, что всеми остальными целями, начиная с паразитов, вы можете заниматься только после мамки. Только после того, как обеспечишь жизнь. Когда вы чётко определились с тем, что действительно необходимо, вы занимаетесь всем остальным в свободное время. И для того, чтобы это время появилось, вы убираете всё лишнее, в том числе паразитов. И тогда у вас сама по себе наметится лествица целей. Туда включатся и паразитные цели, и цели, которые мы можем назвать именными, и мечты.

А вот теперь у вас есть общий список целей, которые, вроде как, ваши. Вы уже определились. Чужие цели уже отбросили. Теперь – ваши цели. Среди них, как вы видели, есть жизнеобеспечение – это само собой и не рассматривается в общем списке. Это просто обеспечивается, причём вы снимаете там всё, что хоть как-то не укладывается в настоящую работу, и делаете так, чтобы то, что действительно нужно для жизнеобеспечения, не было психологической нагрузкой. Как эта Sega. То есть не было бы таких целей, которые вызывают необходимость о них размышлять. Всё, что есть в мамке, должно быть поставлено на автомат. Ты знаешь – это надо делать, ты спокойно делаешь, и всё. Это не съедает силы. Потому что, как вы понимаете, здесь идёт только перемещение, но уже такое точное, какое нужно, и которое можно достигнуть только автоматом, машиной. Почему? Когда движения там не будет, вы будете в другом месте, там, где твои настоящие интересы, и там будет жизнь. А жизнеобеспечение просто прорабатывается, так, чтобы его не замечать.

И вот пошли свои цели. Свои цели, все подряд, в том числе и мечты. Всё здесь. Помечаете себе: список своих целей, и начинаете – один, два, три… И задайте к каждой из этих целей вопросы. Эти вопросы задаются всегда к каждой цели. Вот сейчас увидьте глазами одну из ваших целей. Первую же возьмите.

А теперь задайте себе вопрос: Из какого возраста эта цель?
И, соответственно, второй вопрос: Существует ли эта цель для меня сейчас? Ясно, что если «нет», то её надо снять. И так по всем остальным целям. А потом вдруг – «да», существует.
Тогда можно усложнить вопрос, сделать его хитрым. Примерно так: Она существует как то, что действительно надо достигать? Да? Найдите такую, которая ответит, что нет. Она, может быть, и существует, а достигать уже не надо. Подумайте умом о некоторых целях, которые вы ставили себе.
Допустим, у меня в своё время была цель изучить хеттскую клинопись. И я в какой-то момент проснулся, разбирая свой стол, и вижу: у меня лежат стопки карточек с клинописными значками и переводом. И мне, наверное, потребовалось около двух суток, чтобы я вспомнил, что, оказывается, я изучал хеттскую клинопись.
Кое у кого из вас всё ещё лежат в столах стопки старых целей. Так существуют ли эти цели для вас сейчас, стоит ли их действительно достигать? Или, может быть, они стоят только потому, что ты в детстве знала, что ходить надо, строго выверив шов на чулке посередине икры, потому что так сказала мама. Вот всегда так надо ходить. Может быть, сменить надо чулки на колготки, а?

Тогда сразу вопрос: Если её не стоит действительно достигать, тогда что удерживает её в моём сознании?
И тут пошли все те же самые вопросы, что обычно: Что же удерживает её до сих пор в моем сознании? Западок, залом ума, залом мышления, решение, клятва, мнение? Если мнение, то чьё, если клятва, то кому?
Вы не сможете снять клятву до тех пор, пока не выясните, кому вы клялись. Что это значит? Вот ты с этими чулками залепила: а я никогда не надену таких чулок, или, там, туфель на высоком каблуке. Вот, никогда не надену туфли на высоком каблуке. У меня нет такой цели. То есть у тебя, значит, есть отрицательная цель: НЕ носить туфель. Это тоже цель. Кажется, это не цель, это решение. Но если я тебя спрошу: а что ты этим достигаешь, если не делаешь чего-то, если не достигаешь этой цели? Тем, что ты не имеешь этой цели, но принял решение – что ты этим достигаешь? И оказывается: свела счёты со старшей сестрой. И это значит, что мне до сих пор нужно ей отомстить. И, значит, я поклялась отомстить сестре, когда заявила во всеуслышание, что никогда не буду носить туфли на высоком каблуке.

Поработайте с целями так. Ты можешь снять клятву, только если точно определишь, кому клялся. Сестре и, возможно, тем, кто присутствовал рядом. Например, маме, которая сказала: а вот мы на выпускной тебе купим. А мне не надо, я никогда не надену таких туфель, это неприлично… Почему неприлично – непонятно.
На самом деле, если мы поглядим, что тот человек, из-за которого ты клянёшься не носить таких туфель, выглядел в твоих глазах неприлично, потому что вёл себя неприлично, и так далее. Почему он вёл себя неприлично? Потому что когда ты, мелкая, хотела с ней пойти туда, куда она собиралась в таком наряде, тебе было сказано «фи!» И после этого ты сказала: «Сама фи! И вообще идёшь шляться. И вообще это неприлично!»
Это тянется и тянется, а в итоге оказывается клятвой и целью, и к тому же снять это можно, только осознав, что это такое. Ты же сама потом так же делала. На фига ты там была нужна, мелкая? Вот была б ты там крупная, так они сами пришли бы и сказали: слушай, там вот парни спрашивают, нет ли кого на пару. Может сходишь? – А там мужик хороший? – Да хороший, в общем, мужик. А ты знаешь, как он на трубе играет! – А вот на трубе… – Тебе понравится, пойдём. Пары не хватает. И ты прекрасно понимаешь: когда ты нужен, ты там будешь. И ты сам сделаешь так же. Значит, это не повод для того, чтобы хранить злость и обиду десятилетиями, до смерти. А она будет храниться, запечатанная этой целью. Цель не снята, клятва не снята, в итоге – боль не снята. И наоборот: цель не снимется, пока ты не поймёшь, ради какой ерунды ты это сделал.

И что у вас получится в итоге? Новая лествица, уже простая. Цели должны быть доведены до ясного прочтения. Когда они ясны, просты, тогда ты их действительно понимаешь и можешь за них отвечать. И когда они окажутся простыми, ты увидишь: да, это действительно так, твоей целью является прокормить детей.

И эти цели должны быть, ещё раз говорю, простые. И опять же: ты их можешь достигать только в свободное от жизнеобеспечения время.

Но у тебя всё равно ничего не получается. Здесь нам придётся ввести ещё одну необходимую категорию. Ты уже неоднократно планировал, как ты вот теперь всё организуешь в своей жизни. Ты намечал, выстраивал. Но вот в тот самый момент, когда можно сесть за книги или хотя бы стереть с них пыль и расставить по-новому, ты почему-то провалялся на диване. Скажем, глядя в телевизор. Или почему-то просидела возле подъезда, протрепалась. Это всё называется разрушители целей.

То есть теперь вы должны составить лествицу того, что регулярно мешает поставленным перед тобой задачам. Ты ставишь перед собой задачи: теперь я посижу над книжками и поступлю, наконец-то, на психфак. Не получилось. Опять. В этом году не получилось, и так уже двадцать третий год подряд. И не потому, что дурак, а потому, что на диване провалялся невовремя или на рыбалке задержался. Случайно, понимаешь ли, проморгал последнюю электричку и пришлось неделю дожидаться следующей.
Вы должны их выискать все. Каким образом? Всё время думаете: ну хорошо, сейчас займусь… составили лествицы целей, и всё, их можно достигнуть, даже мечты уже не за горами. И тут же вспоминаете: так, в прошлый раз, когда… в порядке бреда, просто выбрасывайте на самокате… в прошлый раз, когда попытался, что сломало? Ну да, конечно, пришла вот эта, проболтали. Хорошо, ладно, это она. А что бы мне сейчас не заняться снова своей целью? Так, ещё раз запланировал. Что сломало? Опять вспомнил. И так попробуйте прямо сейчас. А потом думаете: ладно, тем не менее, я ведь могу сейчас достигнуть самых великих целей. Как только скажете себе «самых великих», тут же выскочит у вас какой-нибудь чертёнок из табакерки, который скажет: «Да?! А помнишь?»
Попробуйте. Только стоит себе сказать: так, я же могу… И тут же такая сволочушка оттуда: «А?… Ага?… А вот тут?… А помнишь?… А сколько раз уже?» Пробуйте, пробуйте, прямо сейчас назовите их хотя бы несколько.
И как только вы их нашли, хотя бы два-три разрушителя на сейчас будет достаточно, к ним сразу вопрос. Вопрос, в общем-то, очень прост: А что это? Это моё желание? Да или нет?
Если «нет» – тогда на Кресение. Надо сразу сказать, откуда, как и что пришло.
А теперь найдите такую, на которую вы ответите: это моё желание, то есть у вас ответится: «да». Вот тогда задаётся вопрос: А зачем это мне? Зачем мне это? Что оно даёт? Ищите. Может, это месть. Или это позволяет достичь какой-то цели. Тогда какой? Что ломает? Желание полежать на диване. И вы придёте к тому, что или найдёте за этим какую-то цель, или неожиданно именно это желание и окажется целью. Какая цель? Да полежать на диване. И это просто желание.
И если вы нашли, что это просто желание, тогда в любом случае запишите это плюс к общей лествице целей, что в итоге у вас останется.

Не воюйте с разрушителями и не пытайтесь себя переделать по типу сильного, волевого человека. Разрушители – тоже ваши цели. Нельзя просто задавить в себе какую-то цель. Это же проявление всей механики мышления и целеполагания. Её можно заменить другой, более значимой, чтобы она точно первую поглотила – допустим, не на диване полежать, а уж лечь поспать пару часов. Это более значимая, масштабная цель, и она точно поглощает пятнадцать минут лежания на диване. Или же цель надо разбирать до самой глубины, до последнего винтика, чтобы понять, откуда она пришла, и убрать уже её причины.
То есть, разрушители целей или планов есть тоже цели, но в чём-то противоположные тем, что вы цените.

И вот мы их убрали. Теперь можно приступать к достижению мечты.

Но посмотрите, что теперь у нас там, в списках наших целей. Мы можем разделить их на несколько категорий:
– верх занимают, естественно, мечты;
– середину занимают как бы общие цели – явно твои цели, но требующие, в общем-то, интенсивной работы, большого количества шагов для их достижения и так далее;
– есть ещё и низ.
И вот тебе, чтобы достичь своей мечты, нужно выполнить все предыдущие цели. Потому что пока они не будут выполнены, ты мечты не достигнешь, у тебя не хватит сил и времени.
Допустим, у тебя есть мечта: стать последним из признанных тулку в каком-нибудь тибетском монастыре. Но для этого тебе неплохо бы выучить тибетский язык. А для этого, пожалуй, придётся поступать на факультет востоковедения в Петербурге. Для этого надо бы сейчас повторить историю, как на любой общественный факультет, и английский язык, и русский, естественно. Да ещё сочинение, значит, надо прочитать весь объём литературы… И мы начинаем набирать ступени. Большая работа. А ты не можешь к ней приступить. Почему? А у тебя дома дел столько накопилось…
Какие тут факультеты востоковедения? Дай бог с этим хламом разобраться. Бельё не стирано, плитка не клеена, гвоздь, который вы с женой наметили на семейном совете забить в стенку, до сих пор на 1,5 см недостукан.

Называется вся эта требуха хвостами и долгами. Но прежде чем мы приступим к недоделанным делам, к хвостам, разберёмся с более простой частью, с долгами.

Я не уверен, что сейчас вам ваш внутренний подсказчик ответит точной цифрой, и тем не менее я намерен хлопнуть в ладоши и потребовать, чтобы вы, не задумываясь, ответили: У тебя есть долги? Есть такие, у кого нет? Будьте внимательны к себе. Я не имею ввиду только финансовые долги. Есть долги, которые вы будете нести до конца своей жизни, но их тогда нужно будет включить в жизнеобеспечение, сняв из раздела долгов. Этот долг ты платишь чем? Жизнеобеспечением. Значит, этого долга нет. Сделайте так.

А теперь поглядите в себя по долгам. Не задумываясь, только цифру: А сколько их у тебя? Скажите цифру. Больше трёх, значит – много, да? Двести, говоришь? Есть больше?
А теперь, пожалуйста, посмотрите. Ведь те долги, которые должны вам, тоже ваши долги. Так сколько их у вас?
Хорошо, и что же делать с долгами, которые есть у тебя по отношению к другим и есть у кого-то по отношению к тебе? Естественно, долгов не должно быть. Что это значит?

Начнём с тех долгов, которые должны тебе, с ними разобраться проще. Почему? Потому, что тут ты хозяин – ты можешь от них отказаться. И значит, нужно их или получить, или отказаться.
Соответственно, надо просто составить список долгов, и потом по каждому пункту пойти рассчитываться к конкретным людям, по отношению к которым есть эти долги.
А вот бывают такие вещи как, скажем, долг умершему. Что тут делать? Ну, ладно, а долг-то какой? Забыла, обещала же свечку поставить или памятник. Так сделай. А есть как бы внутренний долг. Вот всегда теперь как бы в долгу, потому что она ушла, а я не успел ей вернуть свою любовь. А такое посмотрите на предмет западков. Потому что на самом деле ты теперь оказываешься должен не ему платить, а своей жизнью заплатить какой-то другой цели. То есть это урок. Если ты свободен, то никакое зомбирование или управление и подчинение не пройдёт. Значит, это было дано тебе затем, чтобы ты попал в чувство долга. На самом-то деле долга нет. Нет настоящего долга, нет возможности что-то взять и действительно передать. И это психологический эффект – псевдодолг. Но он висит. Нет того, кому отдать, но ты чувствуешь долг. Значит, это вопрос управляемости и подчинённости твоего сознания. Ощутите это так и поймите: вы возвращаете этот долг тем, что освобождаете ушедшего от собственного чувства долга, которым его держите. Отпустите его тем, что поймите на более высоком уровне взаимоотношений, как своей любовью или своей ненавистью вы до сих пор удерживаете ушедшего или умершего. Отпустите и придите к ощущению того, что смерть привела его в такое состояние, которое снимает все долги. За исключением конкретных, физических, например – пойди, всё–таки, свечку поставь, если нужно. Физические долги – вот эти вы возвращаете.
И если после его смерти ты чувствуешь себя должником, значит, это или западок, или же ты чувствуешь себя уязвимым в глазах общества. Это не долг, а патологическая уязвимость, и разбираться надо с мышлением неуязвимости.

Итак, что делать с долгами? Если тебе кто-то должен, иди и возьми. А он скажет: не отдам. Тогда убедись, что он действительно это твёрдо решил. И если он действительно настолько твёрдо решил, что ты видишь: да, не получу, – так прими это. И способ, как отпустить ему долг, всего один: убедись, что он действительно не отдаст. И когда ты действительно видишь, что он не отдаст, у тебя автоматически ручонки опускаются, и ты просто думаешь: а чего с ним связываться, с дураком? Его надо отпустить самого вместе с этим долгом. И распрощайся полностью. Найди способ, как его отпустить, если, конечно, там нет западков, которые запрещают тебе это сделать. Если есть – тогда иди в западки.
Всё просто со своими долгами, с теми, что должны тебе. Ты всегда можешь успокоиться на том, что он не вернул, зато ты теперь свободен и от долга, и от подобных людей. Вот с тем, что ты должен, придётся повозиться.

Должен? Плати. Но как сделать так, чтобы человек сам посчитал, что ты все заплатил? Вот проблема. Тут ищите варианты творчески. Мы с Дядькой рассказывали, как ходили, долги оплачивали, и часто приходилось просто платить больше, чем реальный долг, только затем, чтобы получить от него: «Ну что, я тебе ещё хоть что-нибудь должен? – Нет. Нет, всё, в расчете». Тогда ты говоришь: всё, адью. И тогда он понимает: ты что, канаты режешь? Такие вот фразы там звучат. Какие канаты, если кроме долговых ям и нет ничего.

С долгами вы должны рассчитаться полностью, и с этого вы начинаете список по работе: выплатить всё и получить всё, что можно.
Из зала: А если всё равно не соглашается? Ты не должен, а он считает, что ты ему должен? Всё время должен и должен.
Это же паразиты. Посмотри, почему тебе нужно считать себя паразитом? Ведь вопрос в том, чтобы ты отпустил. Ты сам оплати всё, что надо. Один из способов, ещё раз говорю – получить от него это. Второй способ – понять: да он же паразит! О, паразит же! Переведите это в список паразитов, и тогда разбираться станет проще.

А вот теперь мы пошли к нестиранному белью и недобитому гвоздю. Называется всё это хвосты. Что это такое? Да вот, наметил, решил, но времени не хватает. Никак не добью. Вот – ремонт, балкон обить, кухню ещё тоже… Что с этим делать? Хвосты надо отрезать.
Хвосты – это то, что хранится в памяти, и значит, съедает какой-то объём мышления.

Составляете список хвостов. Все недоделанные дела, которые ты помнишь, – хвосты. Наметил – и никак не можешь доделать. Или никак не можешь, но просто нужно сделать. Ты знаешь. Всё равно эти хвосты висят.
По каждому пункту задаёте себе вопрос: А нужно ли это доделывать? Увидьте сейчас, представьте, вспомните что-то недоделанное и задайте вопрос: а нужно ли это доделывать? Нет? Тогда выбросьте. Да? Пойдём дальше.
Если это нужно доделывать, тогда задаёте вопрос: А кому это нужно? Посмотрите. Конечно, может быть ответ «мне», но очень по многим пунктам на вопрос «кому это нужно?» неожиданно ответится что-то другое. Скажем, это нужно маме. Допустим, обшить кухню и сделать из неё баню. Найдите каждый что-нибудь в своём доме то, что до сих пор нужно маме. Скажем, что нужно маме? Нашли?
А теперь следующий вопрос: А когда ей это нужно? Всегда. Значит, с какого возраста и по какой? Тогда нужно уточнить этот вопрос: так что, и после вашей смерти? Ты должен это сделать? Вплоть до таких парадоксов. Действительно, ты знаешь, что это нужно ей будет всегда, и даже если ты умрёшь, ты всё равно останешься ей должным. Почему я и говорю, что вы должны с себя снять долги. Потому что ты уже сейчас знаешь кучу своих долгов, которые ты понесёшь после смерти.
Как и с паразитами, рассчитайтесь по принципу «баш на баш»: я не должен после смерти, и мне ничего не должны.
Тогда спросим: А можно ли от этого дела (хвоста) отказаться? Найдите такой, от которого можно. А если можно отказаться, то что для этого нужно? Ну, допустим, SEGу он заказал, а можно отказаться? И вдруг оказывается, что можно. Если всё-таки пересилить себя и ещё один раз нормально по душам поговорить и сказать: слушай, не хватает, давай на Dendy согласимся. Уговорить на Dendy. Разница невелика, а у тебя снялась тяжесть. Вопрос даже не в деньгах. В тяжести, в том, что ты чувствуешь, что тебя поймали на манипулирование.
И тогда мы приходим к последнему случаю: оказывается, отказаться нельзя. И твоё, и отказаться нельзя, и нужно тебе. Это последнее. Если нельзя всё это убрать, если это – твоё, то: что нужно для того, чтобы это дело завершить? И списочек. Все шаги подробно. Возьмитесь за дело, и попробуйте записать, что нужно, чтобы это дело завершить.
И вы увидите набор шагов. Ну да, конечно, там урезать, здесь пришить, здесь сходить, принести, выкроить время… И поставьте себе там прямо точку за последним делом. И отдать. И прибить. И убрать молоток в ящик. Вы почувствуете облегчение даже сейчас. А представьте теперь себе ситуацию, когда ты кладёшь последний молоток в последний ящик после последнего гвоздя из намеченных дел. Увидьте это, и вы поймёте, что «никогда» связано с мамкой.
А намеченные вами хвосты отвалятся настолько быстро, насколько быстро ты придёшь к решению достигать своей настоящей цели и больше никаких хвостов не навешивать. Потому что теперь, если жена или муж попросит тебя что-то сделать, и это относится к жизнеобеспечению, то ты это, естественно, сделаешь. Но если ты почувствуешь, что это паразитная просьба, ты её теперь не примешь. И набирать хвосты после того, как ты понял свою основную цель, ты просто не будешь. Если ты наконец решил защищать свою кандидатскую, жена больше не будет посылать тебя на рынок торговать автозапчастями. Она тоже не дура и прекрасно понимает и то, что ты действительно избрал настоящую цель и по-настоящему к ней стремишься, и то, что всё равно с тобой не сладить, потому что тогда она тебя потеряет. И наоборот. Потому что всегда, когда встаёт вопрос о такой большой цели, вы сами чувствуете: вот тут уже тебя не поломать. Это каждый знает, когда доходит до настоящей цели. Ты, неожиданно, при всей своей слабости и мягкости. . .

И вопрос-то стоит о настоящих целях. А тот, кто считает, что никогда не исчерпает хвосты, до сих пор по–настоящему к этой штуке не подошёл. То есть наше общее согласие на движение к самой большой истинной цели не принял как согласие. Он до сих пор, на самом деле, хитрит и удерживает мелкие цели. Я не знаю, какая наша самая большая цель. Я не знаю, какая твоя, и ты можешь сам до конца не знать. Но если ты принимаешь решение: хватит дурить, хватит обманывать всех и самого себя тем, что ты якобы живёшь, и дай-ка хоть раз, хоть одно воплощение проживу на полную, – тогда ты автоматически ставишь себя и всех ближних перед выбором, как к тебе относиться, и как относиться к твоему делу. И тогда все эти хвосты автоматически начинают отщелкиваться. Или это не нужно, и это можно отменить сразу, просто нормально сказав: «Ты знаешь, я подумал, не будем мы эту дачу строить и не будем второй огород брать, нам хватает, я больше туда не езжу». Если ты не сможешь это выдержать – значит ты врёшь, что избрал свою настоящую цель. Тогда целеустроение просто не к тебе.
Или же ты будешь разбираться так: вот, это делать надо. Затеял я ремонт полов, не ходить же вечно по выдранным гвоздям. Значит, что мне осталось сделать? Купить доски, острогать, купить олифу, купить краску, купить гвозди, прибить, сплотить, проолифить, покрасить, зашить плинтусами и убрать, наконец, молоток в ящик. И у тебя этих дел, оказывается, на самом деле не так уж много.
Теперь поглядите, не задумываясь: а сколько всё–таки на самом деле у тебя действительно дел, которые надо доделать, которые висят хвостами и которые по-настоящему задерживают тебя, пока не сделаны? 5, 10, 15 … Ну, 20 наберётся. Что такое двадцать дел на фоне твоих четырёх сотен долгов?

Только с позиции множественных целей есть много недоделанных дел. С позиции единой цели, по мере того, как целенаправленность увеличивается, количество дел уменьшается в геометрической пропорции. И вы составляете окончательную лествицу целей.
Рисуете треугольник.
Снизу пишите землица, матёра земля, мамка, самый низ занимают долги, повыше – хвосты, а ещё выше – доступные цели. А вот мечты вы сюда пока не пишите.

Доступные цели. Естественно, вы понимаете, что в хвосты входит всё: и паразитные, и прочие цели сейчас формально уйдут в хвосты. Работать с ними будете, как с хвостами. А теперь вопрос принципиальный: у тебя есть очень большая цель, есть пяток крупных и 75, скажем, мелкой дряни. Причём этот пяток крупных сразу процентов на двадцать пять тянут по трудоёмкости. С чего начинать убирать, решать задачи? А? С больших или с мелких?
Конечно, с мелочи.

Давайте посмотрим с точки зрения науки мышления. Мышление точечно, и ему, в принципе, всё равно, во что входить: во вселенную или в песчинку. Да? Оно там будет поглощено всецело. Посмотрите, как это обычно происходит. Допустим, я из своей комнаты делаю кабинет. То есть, книги, компьютер, инструменты… И вот как я ощущаю вход в кабинет? Вообще-то кабинет создает ощущение работы. То есть настрой. Входишь и работаешь, там больше ничего и не делают. Он целенаправлен. И тем не менее, я вхожу, и у меня сразу, вместо того, чтобы работать, взгляд пробегает: так, тут недоделано, вот ящики до сих пор стоят, мешают. Но для ящика ещё фанеру нужно, это тоже работа, и ещё хотелось бы хорошо сделать… Ну ладно…Так…Вот эту полку надо опустить, потому что она сейчас уже стала коротка, и книжки не встают большого формата… Ну ладно… Так… Модем не работает… надо вызвать… проплатить надо… ладно, это не проблема, но для них ещё там мат.обеспечение и программа нужна. Ну хорошо, сделаем.
Ну всё, в конце концов надоело. Надо бы сесть за статью. Сначала полежу. Мышление съелось. То есть объём свободного мышления ушёл на то, чтобы обеспечить вот это – перебор недоделанных хвостов.

При построенной лествице вы постоянно ощущаете: вот, сегодня я стал на два дела свободнее. И тогда эта лествица становится лествицей побед.

Да, конечно, будут прибывать неожиданные дела. Есть допуск на стихийные бедствия, условно говоря. Но вы увидите, что не будут накапливаться пустые, случайные. Что придёт, то будет для вас всегда означать, что это мир пришёл к вам, что жизнь такая пришла, и ты, несмотря на то, что отвлекаешься, как кажется, от большой цели, на самом деле находишься в истинной цели.
Вот я иду к цели. На пути стоит человек, и вроде хочет подраться. Драться с ним – значит принять его цель, и потерять свою. Подмена цели. Так пройти мимо или драться с ним? А если я иду, а меня человек просит о помощи? Я не могу пройти мимо, я окажу ему помощь. Как же тогда этот принцип? Глядите, сначала была одна задача, а сейчас вторая поставлена. Человек, который хочет тебе дать в морду и тем подменить твою цель двигаться куда-то на свою цель драться – это отнюдь не то же самое, что человек, который взывает о помощи. Потому что призыв о помощи – это просто мир, который к тебе пришёл. Он не имел цели, на которую подменяет твою, он просто вторгся в твою жизнь. Не помочь – значит закрыться от мира. Вступить в драку – значит променять свою цель на чужую.
Ощущаете подмену? Подмена цели. Условия задачи другие.

И последнее. После того, как вы это сделаете, напишите для себя свой идеал. Вроде бы нельзя ставить цель, а вы её напишите: а лучше всего я смогу достичь своей цели вот в таких идеальных условиях. То есть, что тебе нужно для достижения цели в идеале? Супермечта или, иначе говоря, полное сумасшествие. И, тем не менее, напиши. Ну, недостижимо – а всё же напиши.
И как только напишешь, увидь точку настоящего. Ты здесь, сейчас. А потом начинай потихонечку выстраивать шаги от настоящего туда, к идеалу. И от идеала к настоящему навстречу, как бы опускание. Проверяющая лествица. Ты через это проверяешь. Какие шаги тебе придётся сделать от точки настоящего для достижения идеала? И теперь постоянно пересматриваешь обе эти лествицы.
С мечтами не занимаешься. Почему? А мечта не является целью, она мечта. Хоть мы её вроде бы и отметили для себя, она мечта. Ты просто занимаешься сначала с хвостами и долгами, с паразитами, с жизнеобеспечением, а потом – с доступными целями. Причём решаешь сначала по двадцать штук за день и снимаешь двадцать единиц мышления, высвобождая его. Скажем, ты можешь одну цель решить на 25 единиц, и снимешь из общего количества 80 единиц целей – одну. А можешь за ту же силу, за те же трудовложения снять 25 целей, и у тебя останется на 25 меньше. В итоге за три подхода к малым целям, ты снимешь 75 из 80, но за три подхода к большим ты снимешь только три. И твоё мышление будет съедено.
Когда ты это пройдёшь предельно оптимальным путем, то есть, решая сначала как можно больше как можно более мелких целей, ты в итоге когда-нибудь окажешься прямо перед своими целями, которые у тебя там названы: мои цели. Есть свои – это общие, но внутри них есть ещё мои цели. И ты начнешь решать и их, достигать их. И вот тогда неожиданно в какой-то момент их останется так мало, что ты высвободишь так много сознания для мышления, что вдруг поймёшь: погоди-ка, а ведь не все мечты – мечты, некоторые из них просто могут быть достигнуты без особых проблем. Ну, хотя бы тот же тибетский монастырь. Если ты к тому времени обеспечил себе, скажем, 765 тысяч долларов в месяц, причём спокойно накапливающихся в каком-нибудь швейцарском банке, почему бы и не съездить ещё и в тибетский монастырь? Оказывается, это не мечта, это просто ничто. Взял, съездил и тебе там не понравилось.
И тогда неожиданно окажется, что мечты – это просто цели, да ещё, в общем-то, неизвестно от кого пришедшие

А.Шевцов

Leave a Reply