Как порча входит в тело

Глава 2. Как порча входит в тело

 Человек – это единство тела, сознания, души, духа и Я. И его надо при кресении рассматривать цельно.

При этом Я определенно могу выйти из тела душой и путешествовать в ином теле. Это состояние труднодостижимо, но возможно. Поэтому его надо изучать особо, и пока мы его рассматривать не будем. Хотя бы по той причине, что даже для человека, который умеет выходить из тела, нахватать каких-то болезней в то тело, в котором он путешествует, далеко не просто. Но как свидетельствует тридцатилетний опыт путешествий вне тела того же Роберта Монро, при этом он может быть весь переполнен помехами, связанными с нашим обычным телом.

В общем, начальная школа кресения посвящена очищению той части сознания, что связана с телом, и этим и ограничивается. Все остальные состояния необходимо помянуть ради научной добросовестности, – чтобы не уподобиться естественной науке, которая рассматривает себя как веру, и старается не замечать того, что не укладывается в ее картину мира или просто вызывает у ученых сомнения в их способности исследовать.

Мы не будем утверждать заранее ничего, просто оставим себе возможность пойти и в те исследования, которые пока кажутся невозможными. Об очень многих вещах надо судить не теми “мозгами”, что у вас есть в начале исследования, а теми, что вы обретаете в итоге. Иметь обо всем свое твердое мнение похвально для ребенка, которого учат не быть доверчивым на улице.

Для исследователя это состояние неполезно, но для ученых в нем есть какая-то детская привлекательность. Напоминает, как в Брежневские времена травили писателей на Политбюро ЦК: я не читал, но осуждаю! Я из тела выходить не умею, поэтому это невозможно! А все, кто говорит, что выходил – врут, чтобы сделать мне неприятно!..

Мы постараемся ничего не утерять, поэтому я оставляю возможность для исследования порчи и в других телах – есть они или нет. Само такое допущение не позволит мне говорить излишне категорично о том, чего я не понимаю сегодня, и тем самым не позволит закрыть для себя заранее какие-то пути, без которых невозможно было бы дальнейшее развитие.

 

Итак, мы рассматриваем то, что обычное сознание узнало бы как порчу, вошедшую в тело человека. Порча это или не порча – вопрос особый, поскольку никто не догадался дать определение этому понятию. Поэтому я буду исходить из того, что порча – это то, что испортило исходное состояние или исходный замысел. В отношении человека – это то, что узнается, как неспособность использовать все возможности, которые обычно предоставляет нам наше тело или наше сознание.

Распознается это просто: все могут, а у тебя в чем-то сложности или полная недопустимость каких-то действий. Это значит, что есть помеха.

Называлась она Гамуха. Внести помеху в сознание человека, испортить его, – огамить или сгамить.

Один из дедов по имени Дока, учивший меня первым, прямо говорил:

– Гамуха – это муха, влетевшая тебе в голову, бзик, иначе. Влетает тебе Гамуха в голову, и ты становишься сам не свой, как говорят, со бзиком.

В сущности, это лучшее определение порчи, какое я могу предложить, если исходить из ее народного понимания.

Кстати, этнография знает, что народ действительно так и считал, что некоторым людям влетает в голову муха – бзык, и они становятся странненькими…

Вот такую порчу, от которой человек время от времени становится как бы “не в себе”, странненьким, я и буду разбирать.

 

Итак, порча – это вселение в человека чего-то, что меняет его исходный образ, портит его настолько, что временами человек пропадает, а вместо него проявляется как бы иное существо, которое даже может говорить и отвечать на вопросы, используя для этого человеческое тело. Порча в этом смысле включает в себя и одержимость чужим духом. Да это и есть признак одержимости, если нечто начинает отвечать человеческим голосом.

И при этом дух этот или же какое-то живое существо, вроде лягушки, змеи или насекомого, находятся внутри человеческого тела.

Это значит, что тело рассматривается как некое вместилище, которое вполне проницаемо для существ и духов. Как в него могут проникнуть существа, кажется понятным: они могут войти через рот или нос. А как входят духи, если они входят? Кажется, точно так же.

Но проникнуть через рот и нос в человека вовсе не просто. Эти входы всегда защищены. Чтобы животное вошло в человека, нужно, чтобы человек его либо намеренно проглотил, либо был без сознания, к примеру, спал. Тогда можно войти в него через раскрытый рот.

Если мы вдумаемся, то и духу войти в человека не проще – рот и нос должны быть защищены от их вторжений, иначе мы бы не выжили. Следовательно, для проникновения в человека нужны какие-то особые условия.

Правда, как кажется, естественная защита нашего тела не так уж надежна. Если нос еще как-то защищен волосиками в ноздрях, то рот можно защитить, только держа его постоянно закрытым. А во время зевания, прикрывая ладошкой, как делают в народе.

Но это – как кажется. А на деле просто вспомните: часто ли к вам внутрь влетали или вползали живые существа? Это вовсе не такое уж простое дело, если приглядеться. Поэтому я подозреваю, что и духовным существам, чтобы пробраться в нас, нужны какие-то особые условия, нужно что-то сделать с телом, чтобы оно стало уязвимым.

Однако, это разговор условный – исследование всяческих сущностей за рамками этой книги. Я говорю о них лишь затем, чтобы сделать понятней то, как народ видел порчу. И как бы мы ее ни понимали, вывод один: для проникновения порчи в человека, ей надо проникнуть в тело. Но тело естественно защищено от проникновений, и значит, либо с ним должно быть что-то сделано, что делает его уязвимым, либо порча должна входить в нас тогда, когда тело беззащитно.

 

Именно так и видели порчу мазыки.

Они считали, что наши тела – Тель и Душа – это своеобразные “мешки” для Духа, его дома, помещенные один в другой. Английское “мой дом – моя крепость” – очень подходит к этому случаю. Дома эти – двойная защита для человеческого духа. Они созданы так, чтобы естественно защищать нас. И как они защищают человека от болезней, просто не пропуская их сквозь кожу и слизистую дыхательных путей, так же они имеют “кожу” и для защиты от духовных нападений.

Точнее, даже несколько духовных кож: наружная называлась Собь, а внутренняя – Волоха. Собь покрывает нашу телесную кожу слоем в полтора пальца снаружи, Волоха – точно так же изнутри. Вместе они действительно создают что-то вроде мешка, в котором пребывает дух. Задача этого “мешка” не позволить духу выйти. Тут работает такое понимание, что “дух вон” – это смерть. Поэтому допускать истекание духа из тела нельзя. Его надо удерживать внутри.

За жизнь тела отвечает в нас Животная душа – Жива. Душа чувствующая отвечает лишь за жизнь меня, как некоей цельности вокруг Я. Поэтому, если дух начнет уходить из тела, Душа уйдет вместе с ним. Она есть тело, позволяющее нам жить невоплощенными, поэтому у нее нет задачи защищать это тело. Какие у нее задачи – разговор особый, поэтому ограничусь пока только тем, что вся битва за жизнь тела ведется Живой. Вот именно ее деятельность по защите тела и надо рассмотреть, если мы хотим понять, как мазыки видели порчи и одержания.

 

Итак, тело в отношении порчи – некое пространство, ограниченное кожей. Кожа же – своеобразный защитный мешок, заполненный внутренними органами. То есть телью, способной испытывать боль. Боль – это знак, который тело подает Живе, когда ощущает, что разрушается в какой-то своей части.

Если такой знак появился, Жива начинает это место лечить. Если целители хотят освоить лечение руками, им стоит присмотреться к тому, как боль вызывает поток живительной силы. Этому же надо и научиться. Но это к слову.

Жива – настоящая заботливая хозяйка своего тела. Пока ребенок в утробе, она готовит тело, чтобы оно могло принять в себя дух, творит из тела дом духа. В силу этого, тело уже в утробе оказывается готово принимать в себя дух или все подобное духу. Так может возникать внутриутробная порча.

Вопрос внутриутробных порч вовсе не так уж прост для меня. Дело в том, что мазыки считали, что душа входит в тело ребенка с первым криком, точнее, вдохом. Но при этом они утверждали, что “еще до рождения человек духом присутствует в своем теле, в теле зародыша“. Он как бы наблюдает за ним.

Как отличается этот “дух” от того, что живет в душе, как в своем доме, я пока не понимаю, но мой опыт прикладного психолога говорит: действительно, нить самоката непрерывна и ее можно проследить и в утробу и далее…

Впрочем, это вопрос уже для исследования, которое не сделать без хорошего определения понятия “дух”, а пока я всего лишь излагаю взгляды мазыков, как сумел их понять. Поэтому сначала самое простое и очевидное.

 

Итак, после рождения, Жива залечивает любые повреждения и всячески препятствует смерти. Смерть же есть истечение Духа из тела. Как оно возможно? Если в защитной оболочке появляется дырка, через которую можно просочиться. Как это ни странно прозвучит, но мазыки считали, что Дух наш вовсе не дорожит своим пребыванием в теле. Ему, похоже, все равно. Но общее его направление – постоянная устремленность к себе домой, можно сказать, на Небеса.

Поэтому, воплотить Дух в тело – не простая задача, можно сказать, божественная. Но и удержать его там, тоже не просто. Именно поэтому мы так озабочены своим выживанием: мы знаем – при первой же возможности дух сбежит из тела, просто утечет из него! И мы боимся не того, что нас застрелят, зарежут или задавят, а того, что, если нас застрелят или задавят, мы не сумеем удержать дух в теле. Мы боимся не насилия или несчастья, а того, что дух наш сбежит, воспользовавшись ими.

Это мы знаем своим естеством, а снаружи мы знаем то, в чем убедила нас естественная наука: что боимся разрушения тела.

Разрушения тела мы боимся потому, что через все эти дырки, которые получаются при телесных поражениях, то есть ражениях или ранениях, дух постарается покинуть тело. И мы делаем все, чтобы помочь Живе его удержать до того мига, который нам намечен для ухода. Жизнь земная, телесное воплощение – слишком дорогое удовольствие, слишком ценное упражнение, чтобы не вычерпывать его до конца…

 

Что же делает Жива, когда на теле появляется рана или другое поражение? Она перекрывает это место, отгораживая его от Духа. Дух она просто выдавливает внутрь тела, удерживая там до тех пор, пока это место не заживет. Но что происходит в этом месте все это время?

А вот это как раз начинается разговор о том, как входит в человека порча.

Входит она всегда через дыру в защите и всегда в виде духа. Но это вовсе не обязательно означает тех “духовных существ” которых называют бесами, демонами или духами. В виде духа – значит, выглядящим как дух, похожим на дух. Точнее, духоподобным. Если эти условия совпадут, то рождается то, что мазыки называли Западком. Но об этом надо рассказывать особо.

По материалам книги А.Шевцова.

 

 

 

Leave a Reply