Внутренний огонь

 

Когда я пришел к своему первому учителю мазыкской хитрой науки, он спросил меня:

– Зачем пришел?

Я начал отвечать с самого привычного, с того, что обычно принято говорить в таких случаях. А он на все это кричал:

– В мазоху! В огонь!

Он был очень яростный, и его боялись даже в стариках. Представляю, какой ужас он разливал вокруг себя в молодости! Не послушаться его было просто невозможно, и я честно отбрасывал все свои ответы, словно сжигая их. Я описывал тот случай раньше, не буду повторяться.

Скажу только, что тогда я понял, что мазоха – это и есть огонь. И лишь через пару лет узнал, что на фене это солома. Солому постоянно использовали в народе, чтобы собрать на нее всякую заразу и грязь, а потом сжигали. Это многократно описано этнографами, и даже в сказках. Солома – это то, на что можно перенести грязь, чтобы сжечь ее.

Я повторяю, я не знал, что такое мазоха, но каким-то непостижимым мне образом, я заражался от своего учителя яростностью и пониманием. И я знал, что надо делать, будто это действие было мне свойственно всегда. Я просто отбрасывал неудачное предположение, и оно каким-то образом сгорало…

Сгорало как то, что имеет значение. Я мог бы его вспомнить, но больше оно не имело силы, что-то выгорало в нем. Я не понимаю, что я делал, но я что-то делал, и в конце этой мучительной бойни, которая заняла несколько часов, я исчерпал все возможные ответы, и родился тот, который заставил нас обоих радостно смеяться. Наутро Степаныч сказал мне:

– В тебе есть огонь… Я буду учить тебя кресению.

 

Сказав слова про выжигание западка, я вступаю в мир тонких взаимодействий и состояний. Если смотреть из физической картины мира, из естественнонаучного мировоззрения, никакого выжигания в действительности не происходит. Человек просто обращает внимание внутрь собственного переживания и передает его в словах, звуках и движениях. Вот и всё тайное искусство!

Правда, при этом иногда к нему приходит облегчение, а иногда нет. И это тоже единственная и, наверное, несущественная разница между верным и неверным пониманием кресения.

Неверное понимание – естественнонаучное, когда мы считаем, что просто повторяем то, что слышим в своем переживании, потому что там нет ничего, кроме описанного физикой и физиологической психологией.

Понимание же, приносящее облегчение, считает, что при работе в западке надо постоянно удерживать Внутренний огонь, который и убирает порчу.

 

Люди всегда знали, что в человеке может быть огонь. Язык тому свидетель. Но они почти ничего не говорят о его природе. Внутренний огонь, творческое горение, огонь души, иногда – ярость. Психология даже не сочла нужным описать эти понятия. Занятая физиологическим поиском места психологии среди наук, изучающих нервную систему, она выкинула из рассмотрения множество понятий народной науки о душе.

А народ был наблюдателен. Народ считал, что у нашей души огненная природа. Христианство, как вы помните, вообще исходит из предположения, что душа может существовать в огне вечно, почему и определяет место для душ там, где они нескончаемое количество времени будут гореть. Это подается как наказание за грехи, но лично для меня выглядит как попытка запугать, используя то, что естественно. Но если душа может выдерживать такое существование, не есть ли это ее предназначение? Что вовсе не исключает возможности перейти в иные качественные состояния и оказаться в раю…

Мазыки считали, что душа не просто огненна, но ей еще и доступно несколько видов огней. Тот яростный огонь, что мы можем ощутить в себе, когда готовимся сделать нечто безумное, вроде прыжка через пропасть, назывался Дулич. Мягкий и теплый огонь, ощущаемый светом души, звали Дрежа. Именно по нему советовали отслеживать, насколько хорошо идет твое очищение, потому что у человека, избавившегося от лишних тревог и странностей, Дрежа становится ровной, и это ощущается окружающими людьми. Мы все видим такие вещи.

А вот тот огонь, которым убирается нечистота сознания, называется Крес. Хотя при этом про выжигание нечистоты или нечисти из сознания или пары говорили Выдулить. А Кресить говорили про человека целиком. Очевидно, потому, что при работе с западком одного Креса бывает мало, и надо добавлять яростное желание освободиться. То есть, добавлять Дулич.

 

О Дреже и Дуличе я в этой книге говорить не хочу. Но расскажу то, что я смог понять про Крес.

Крес – это, опять же, никакой не огонь. Это всего лишь пристальное созерцание и осознавание того, что созерцаешь. Не более. По крайней мере, на внешний взгляд. Но при этом я раз за разом замечал, что у созерцания этого бывает разное качество. Вот ты произносишь что-то, идущее из себя, созерцая и осознавая его при этом, и ничего не происходит. А в какой-то миг ты отдаешься этому, и вдруг чувствуешь, что все свершилось, и болезнь ушла. А по телу у тебя растекается испарина.

Испарина, иногда сопровождаемая слезами или зевотой – верный признак того, что огонь был, и произошло сжигание порчи. Это чудо, потому что я этого пока не понимаю. Но оно происходит! Вот так чувствуешь себя вначале пути.

Потом происходит привыкание. Причем, двух родов. Кто-то привыкает постоянно врать. То есть, делать все механически, без испарины, без огня. И так шевелит губами годами, показывая другим, что он работает, а кресение не действует. Явным признаком подобных игр в кресение являются повторяющиеся ошибки. Они же и объясняют, почему у человека не освоилось кресение.

Если одна и та же ошибка повторяется человеком в жизни, несмотря на кресение, это значит, он не ставил себе задачей ее убрать. Он не искал причину, и не горел желанием освободиться от этой помехи в жизни. Он попросту врал. Можно посчитать, что врал себе, но чаще всего врут все-таки другим. Скорее всего, для этого человека было важно показать кому-то, что он честно старается, но у него ничего не выходит, потому что “кресение его не берет”. И ему очень важно сохранить ту помеху, она ему зачем-то нужна.

Друзья, не забывайте: кресение – это всего лишь одно из орудий очищения. А очищение нам нужно для самопознания. Но если оно нужно вам для того, чтобы наладить отношения с кем-то из других людей, или произвести на них нужное впечатление, его можно использовать и так. Это ваш выбор, и вы имеете право на любой. Это и ваш выбор и ваша жизнь! Делайте то, что вам нужно.

Но я пишу для тех, кто хочет действительно научиться очищать сознание и использовать его для самопознания. А это предполагает, что вы делаете кресение для себя. И вы можете давать себе поблажки, когда работа становится трудной, но при этом вы все же намерены убрать из своего сознания все инородное, и остаться единственным хозяином в собственном доме.

Вот если это так, тогда появляется огонь.

 

Осознавание, которое нам доступно, только кажется простой вещью. Мы слишком привыкли к нему и к самим себе. Что естественно, то не интересно. Но при этом мы все умеем и можем делать то, что позволяет кресению состояться. Когда нам нужно, у нас все получается, иначе мы бы не выжили. Значит, когда у нас не получается кресение, мы не хотели, или, как сказал один человек, испорченный излишним образованием: у меня нет мотивации…

Нет мотивации, в переводе на русский язык: мне не нужно! Вот основная причина, почему может не получиться кресение.

Но если вы входите в западок и вдруг начинаете ощущать то, что происходило с вами много лет назад, и начинаете слышать в себе какие-то голоса и понимать, что там целый мир, который живет в вас, это не может не поразить. И не может, не захватить внимание.

И если при этом вы вдруг обнаруживаете, что там звучат те слова, которыми вы очень часто объясняли свои странности или считали правилом и законом своей жизни, это вышибает все опоры вашей личности. А если, к тому же, после того, как вы осознали, что это не вы так думали, а так когда-то сказал ваш папа или прокричала ваша мама, и значит, это вообще не ваша мысль, и поэтому она не имеет права вами повелевать, и после этого вдруг пропадает потребность в каком-то странном действии – остановить кресение можно только намеренно ему сопротивляясь.

Как только вы хотя бы раз осознали, что некое привычное для вас проявление – это вообще не ваше, вы распробовали вкус осознавания. И тогда начинает нарабатываться привычка другого рода: вы привыкаете жить только в этом горящем состоянии. Вы не только постоянно осознаете себя осознающим все, что говорите и что в вас звучит, то есть горите очищением в каждом своем действии. Но вы еще и начинаете так гореть во всем, что делаете.Горение становится просто вашим обычным состоянием, и все дела, что вы начинаете, делаются вами именно так.

 

Однажды я посвящу созерцающему осознаванию отдельное исследование, пока же мне остается лишь обращаться к тому, что вы сами о нем знаете. Оно – основа нашей жизни, потому что Чарь именно в нем творит образы мира. Это факт. Но факт и то, что при этом мы можем на что-то смотреть, и не гореть. Или даже не осознавать, что смотрим. Как говорится, смотреть тупо и бездумно. Просто вспомните подобные состояния, а еще лучше, понаблюдайте за собой. И у вас появится знание об одном полюсе собственной способности к осознаванию – сознательно-бессознательное созерцание.

А потом заметьте те случаи, когда вы сами чувствуете, что горели и были великолепны. Это другой полюс. Это горение.

Если вы делаете очищение для себя, то в западок нужно входить только горя желанием очиститься от всего чужого. Тогда все получится.Гореть желанием – это всем понятно, и это и есть то единственное чудо, которое делает кресение возможным. Это так просто, что мне кажется нелепым даже сам вопрос: а что горит в нас, когда мы “горим желанием”?

Психологи просто говорят, что это “образное выражение” и обходят его своим вниманием. Но при этом явление остается необъясненным и даже хуже – выкинутым из рассмотрения. А ведь что-то горит! И мы всегда видим разницу между человеком, в котором есть огонь, и человеком, который потух.

Кресение – это выжигание того, что мешает горению внутреннего огня. Каким-то непонятным мне пока образом один огонь усиливает другой. И это очень, очень просто.

Даже учиться нечему…

По материалам книги А.Шевцова.

Leave a Reply